Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Занятно

Вот, встретила еще один текст... Все-таки небесполезная вещь эти тэги, ТОПом давно уже ничего интересного не найти, а по тэгам валятся живые тексты настоящих людей. Здесь пишет один колдун-вещун занимательную (для меня) мысль: в наше время эзотерика перестала быть эзотерикой - она стала общим местом, доступной, как ресторан. Он по этому поводу переживает жутко, не могу, дескать, во поле ходить, когда там на каждом метре по трое сидят.
Не знаю, не знаю... Вроде бы человек не понаслышке с темой знаком, слово "гримуар" у него рабочее, а тот простой факт, что в любом тайном обществе всегда есть как минимум две ступени посвященности, ему как-будто неизвестен вовсе. Эта вся толпа с колодами таро и специализированными магазинами - эта толпа к посвященным имеет отношение такое же, как любая просто толпа, смешно даже говорить. Чем доступнее атрибутика - тем глубже тайна. Чем больше на виду - тем лучше спрятано. От того, что какая-то дура смотрит ТВ3 и пытается читать Папюса, или кого там, посвященнее-то она не становится; а вот за толпой таких дур посвященного даже искать никто не станет; а он есть. И, конечно, ничего из этого не следует хорошего.
Collapse )</i>

Перелом

Уже несколько лет внутри меня кипит работа по обретению личностных границ и установлению в них моего собственного самоуправления. Видима, работа близка к завершению, ибо перемены отразились во снах.
Раньше из всех конфликтных ситуаций (во снах; впрочем, так же, как и в реале) я выступала "понимающей" стороной, которую, естественно, как хотели все, так и метелили.
Не то теперь.
Летом как-то приснилось, что собравшаяся у меня компания стала мне указывать на мои несовершенства, что-то, в общем, не понравилось им то ли в моих идеях, то ли в моем наряде, не помню, - раньше я бы сказала: "Конечно-конечно! вы совершенно правы, а я г*но"; а теперь я вдохнула поглубже и... выгнала их. Сегодня некий условный чел захотел со мной расстаться на том основании, что я не умею готовить - а я, действительно, по сюжету обитала в какой-то згтэшке, одна и к плитке не подходила. И вот он мне предъявляет, и происходит небывалое - я не рассопливилась, а напротив, возмутилась: "Кто не умеет готовить? Я не умею готовить? Да я готовлю, как бог!". И он такой: "А-а... Ну я ж не пробовал ведь. Ну ладно тогда".

Минеи Четьи, на 17 января

В житии Антония Великого приводится характеристический рассказ. Однажды, говорит сказание, два диавола разговорились между собою о том, возможно ли для них примирение с Богом, если бы они раскаялись. Один из них, по имени Зерефор, решился пойти спросить об этом Антония. Он пришел к нему в виде человека и с плачем о грехах своих просил помолиться и узнать, возможно ли для него спасение. «Я, — сказал он, — мне кажется, по грехам своим не человек, а бес. Если Бог прощает бесов, то может и меня простить, а если бесов не прощают, то и мне нет спасения». Антоний помолился и получил от ангела ответ, что Зерефор — не человек, а действительно бес и никак не захочет раскаяться, но если бы он раскаялся, то получил бы прощение. Для этого пусть Зерефор три года молится, говоря: «Боже, помилуй меня, древнюю злобу, Боже, спаси меня, помраченную ложь (прелесть), Боже, помилуй меня, мерзость запустения». Если Зерефор исполнит это покаяние, то будет прощен и восстановлен в своем ангельском чине. Но когда Антоний передал ему эти условия, Зерефор громко захохотал и сказал: «Монах, да если бы я захотел назвать себя древней злобой, и мерзостью запустения, и помраченной прелестью, то сделал бы это с самого начала. Теперь ли я назову себя древним злом? Не будет этого. Я и теперь дивен в славе своей, и все со страхом повинуются мне. Так стану ли я называть сам себя мерзостью запустения или помраченной прелестью? Ни в каком случае, монах, я еще обладаю грешниками, и меня любят, я живу в сердце их, и они все делают по моей воле. И я из-за покаяния сделаю ли себя рабом ничтожным? Нет, злой старик, нет, не будет того, чтобы я, покинув все свои почести, поставил сам себя в такое бесчестие». И, сказав это, диавол с громким криком исчез.

Collapse )

Этапы большого пути

После того, как я прочла "Мифологическую энциклопедию" и "Историю веры и религиозных идей" Элиаде, история человечества представилась мне дорогой богопознания. В смутных образах виделось, как тысячелетиями люди кружили в поиске, постепенно совершенствуя свое понимание и приближаясь к открытию образа Бога-творца; как через анимизм и пантеизм на ощупь пробирались они (мы) к наивысшей точке развития религиозной идеи, и из разлитого в природе некоего духа выкристаллизовывался личностный Бог. Но все эти умопостроения висели в воздухе, не имея ни основания, ни ясной конечной цели, поскольку Бог в них был лишь существующим где-то отдельно объектом познания, к которому человека страстно тянет, но который безответен. Моего слабого умишка не хватило для того, чтобы сложить два и два. Мне не хватило сообразительности включить Бога в свою схему о Боге.
К счастью, Лев Александрович Тихомиров сто лет назад написал книгу "Религиозно-философские основы истории", и я теперь с большим увлечением ее читаю, - в ней просто и ясно нашлось и основание, и цель. По той дороге, что мне представлялась, человечество не столько шло к Богу, сколько уходило, а Он направлял и продолжает направлять, точно зная, что в конце пути.
Collapse )

Как избранные стали проклятыми

В эпоху раннего Средневековья на стенах соборов изображали ангелов и самого Христа с книгами в руках - это были liber vitae, "книги жизни", в которых перечислялись праведники: как сказал пророк Даниил, “спасутся… все, которые найдены будут записанными в книге”.
Но в XIII веке у францисканцев проявляется гимн Dies irae, День гнева, в котором человечество судят по книге, "где все содержится", и "книга жизни" в сознании людей трансформируется в книгу грехов, куда записываются уже не праведники, а грешники, обреченные проклятию.

Опять мимоходом

По Культуре в анонсе гнусаво ноет какой-то поэт, - сначала стихи, потом про то, как плохо было его предкам в Советском Союзе... Все-таки странно: плохо было предкам, а ноет потомок.
***
В очередной раз рассматривала картину, приписываемую да Винчи - "Иисус Спаситель мира"

Нет, не нравится. Одутловатое лицо, бессмысленный взгляд... Именно такого "христа" и стоило впарить за 450 миллионов мусульманину (картину, по сведениям NYT, купил саудовский принц).
***
Кстати, вербализировала, наконец, еще одну банальность: вещь продается за безумно огромную цену не потому, что она столько стоит, а потому, что есть люди, которые могут ее за эту цену купить.
***
А по "Культуре" продолжают анонсировать - теперь документалку про Николая Губанова. И с гордостью рассказывают, что он в одно время был и министром культуры, и актером на сцену выходил. Нашли, чем гордиться: "утром в газете, вечером в куплете".