engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Две стороны одной меня

Мой прадедушка по отцовской линии, Петр, был большой везунчик.
Он родился в Томске или около него в нищей семье бывшего крестьянина-каторжника (убил, дурак, кого-то в драке) и староверки (сбежала из богатого отцовского дома, дура, за красавцем-работником). Это обстоятельство (происхождение) стало первым фактом везения прадедушки Петра, хотя так сразу и не скажешь.
Крестьянин-каторжник и староверка оба умерли от чахотки, и Пете опять повезло, на сей раз явно: его взяла на воспитание безмужняя дочь томского золотопромышленника Алексея Толкачева - Александра. Прадедушка вырос, выучился, закончил Томский университет.
Революционным ветром понесло его в Москву, и там ему снова повезло: он очень удачно женился - на девице Вере Гавриловне Петровой. У девицы было три брата, и все три (но особенно старший, Аркадий) активно участвовали в устроении социалистической революции. Настолько активно, что Аркадий был близок с кремлевской верхушкой, а Степан (писатель Скиталец) тусовался с Горьким.
Таким образом, прадедушка Петр собрал все козыри: у него было "правильное" происхождение, зачетные родственники, барское образование и почти аристократическое воспитание. В семейном архиве сохранилась фотокарточка - прадедушка Петр с любимой лошадью. Он жил в большой квартире где-то в центре (недалеко от Глинищевского переулка; дед рассказывал, что встречал Книппер-Чехову на улице) и имел конюшню... Наверное, он остался везунчиком до конца: и сталинские репрессии (хоть Молотов захаживал поиграть в шахматы) не коснулись, и войну пережил.
Но там, где предки находят профит, потомки - мильона полтора терзаний.
В тот момент, когда прадедушка Петр делал предложение прабабушке Вере, он обрекал свое потомство на генетическое проклятье. Потому что всё семейство Петровых было мечено артистизмом.
Гаврила Петров был крестьянин - но без земли. Думаю, земля не особо была и нужна, потому что Гаврила был гусляр. С гуслями он ходил по кабакам и подросших своих пацанов таскал. Его старший сын, Аркадий, стал революционным деятелем (а для этого надо все-таки быть знатным авантюристом, и где вы видели авантюриста без артистической жилки); средний - писателем Скитальцем, а младший, Евгений, побыв немного революционером и поубегав от полиции босиком по снегу, подался в хоровые певцы. Прабабушка Вера, превратившись из крестьянской девчонки в московскую барышню, стала заядлой театралкой. Вот такая семейка.

В то время, как прапрадедушка Гаврила терзал гусли, пра-дядя Аркадий делал революцию, Степан терся возле Горького, а Евгений работал связками в хоре Свешникова, в Воронежской губернии трудился мой прадедушка по материнской линии Андрей Бобров и множество его братьев. Все - крепкие хозяйственники, неутомимые работники, самый сок крестьянства.
После революции сколько-то времени спустя пришли к прадедушке Андрею, отняли всё, жену с тремя детьми в чем были выкинули на улицу (и она полгода с ними жила в землянке во дворе собственного дома). Прадедушка Андрей сначала убежал и скрывался. Потом, когда поулеглось, вернулся к жене (она к тому времени перебралась в какую-то хату), но соседи донесли на него, он был арестован, отправлен по этапу в Сибирь (так что и с этой стороны есть у меня сибирский каторжник), оттуда - на фронт Великой Отечественной, где и погиб.
И как от Гаврилы Петрова его детям передался вирус артистизма, так от Андрея и его предков моей бабушке и маме досталось истинное крестьянское трудолюбие. Именно оно, это безыскусное, лишенное всякого тщеславия, смиренное (и от того многими полагаемое за презренное) трудолюбие является источником настоящего созидания.
А вовсе не баррикады. Да и бумагомарание с вокализами, говоря откровенно, в 9,5 случаях из 10 хороши были бы лишь как скромные дополнения к настоящему занятию.
Tags: вспоминаю
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Американская история ужасов", 10 сезон

    Н-да, бывали у них провальные сезоны, но так глубоко еще не проваливались. Начинается тем, что писатель-сценарист с семьей едет на зиму творить в…

  • Понравилось

    в (какой-то) рецензии на (какую-то) книжку: "В книге два мира, оба вымышленные".

  • Листая ленту

    ...полюбовалась сперва фотографией Это работа rpstudio, которого я всячески рекомендую - мне посчастливилось найти его в комментариях…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments