engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Categories:

Старые сказки на новый взгляд

Читаем с ребенком, читаем.
Хожу, как старая лошадь, одной и той тропой к водопою: Чуковский, Маршак, Пушкин, Ершов, Чарушин, Бианки, Волков, Толстой... А чего, думаю, от добра добра искать?
Только что-то в последнее время начинаю менять мнение. Полагаю, надо все-таки поискать другого добра. А то читаю сцену боя Артемона с полицейскими собаками:
На помощь Артемону шло семейство ежей: сам еж, ежиха, ежова теща, две ежовы незамужние тетки и маленькие еженята.

Летели, гудели толстые черно-бархатные шмели в золотых плащах, шипели крыльями свирепые шершни. Ползли жужелицы и кусачие жуки с длинными усами.

Все звери, птицы и насекомые самоотверженно накинулись на ненавистных полицейских собак.

Еж, ежиха, ежова теща, две ежовы незамужние тетки и маленькие еженята сворачивались клубком и со скоростью крокетного шара ударяли иголками бульдогов в морду.

Шмели, шершни с налета жалили их отравленными жалами. Серьезные муравьи не спеша залезали в ноздри и там пускали ядовитую муравьиную кислоту.

Жужелицы и жуки кусали за пупок.

Коршун клевал то одного пса, то другого кривым клювом в череп.

Бабочки и мухи плотным облачком толклись перед их глазами, застилая свет.

Жабы держали наготове двух ужей, готовых умереть геройской смертью.

И вот, когда один из бульдогов широко разинул пасть, чтобы вычихнуть ядовитую муравьиную кислоту, старый слепой бросился головой вперед ему в глотку и винтом пролез в пищевод. То же случилось и с другим бульдогом: второй слепой уж кинулся ему в пасть. Оба пса, исколотые, изжаленные, исцарапанные, задыхаясь, начали беспомощно кататься по земле. Благородный Артемон вышел из боя победителем.

и недетские сомнения охватывают - точно ли Артемону надо сопереживать в данном случае?

А Николай Сладков с рассказиком "Сыч" (В сборнике "Самые лучшие рассказы и сказки о животных")?

"Синицу поймал, сунул в дупло. Землеройку придушил. Птичку пищуху. Потом птичку королька. Напоследок воробья придавил. И всех затолкал в дупло".

Я понимаю, правда природы жестока, но это ж какие-то "Восемнадцать скальпов Голубого Опоссума": "работа спорилась".

И уж не знаю, от чего в такой восторг пришел Пушкин, и где там Белинский разглядел "недурной стих", но "Конек-Горбунок" произвел на меня вообще гнетущее впечатление своим убожеством: бесконечные, чтобы уложиться в ритм, "так", "тут", "и", "а", "то есть" и прочие "этак". До Пушкина - как до Луны.

Биссет тоже не понравился - скукота.

Tags: бытие, литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments