engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Об этом надо напоминать. Себе

1920 год. Эпоха бесконечных голодных очередей, «хвостов», перед пустыми «продовольственными распределителями», эпическая эра гнилой промерзшей падали, заплесневелых хлебных корок и несъедобных суррогатов. Французы, пережившие четырехлетнюю нацистскую оккупацию, привыкли говорить об этих годах как о годах голода и тяжелых нехваток. Я тоже провел это время в Париже: немного меньшее количество одних продуктов, несколько худшее качество других, поддельный, но все же ароматный кофе, чуть сокращенная электрическая энергия, чуть сокращенное пользование газом. Никто не умирал на обледенелых тротуарах от голода, никто не рвал на части палых лошадей, никто не ел ни собак, ни кошек, ни крыс.

Анненков "Дневник моих встреч"
Tags: Жизнь и Литература, сокровенное
Subscribe

  • Когда я смотрю на огонь, то думаю о Шекспире

    Это открылось вчера, когда мы сидели у костра поздним вечером. Каждый раз, когда охапки засушенных до крайней степени ветвей черемухи разгорались, и…

  • Даже не знаю

    Оказывается, есть на свете писатель Бурмистров, - про него многие уже узнали, а я вот только что. Он уже внес весомый вклад - на амазоне продаются…

  • "Ричард Третий" Шекспира

    ненавязчиво, насколько это возможно, декларирует, что "хороших" там нет. Там те, которые не подлецы, - просто не дотягивают до подлеца по причине…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments