engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Categories:

"Путешествия Гулливера" и японская мифология

Ветер доносит запах яблок
Ребенок строит гараж из книжек
Я читаю японскую мифологию...

Читаю, а там про Сикая Васобиэ и его путешествие в "Три тысячи миров". В попавшейся мне энциклопедии "Японская мифология" ("Эксмо", "Мидгард", 2007), как теперь принято, никаких ссылок ни на что не дают; и при чтении меня постоянно преследует сомнения в достоверности изложенного. Зная нынешнюю небрежность в подготовке любых интеллектуальных трудов, ведь главным достоинством считается быстрота, не могу поручиться за точность сведений. Самостоятельный интернет-поиск (впрочем, недостаточно глубокий) никаких результатов не дал. Но это все присказка, а вот собственно сказка.

Сикай Васобиэ, будучи человеком нелюдимым, отправился от толпы подальше в путешествие, во время коего посетил:
- страну Бесконечного Изобилия,
- страну Обманщиков,
- страну Любителей Древностей,
- страну Парадоксов,
- страну Великанов,
- страну Бессмертных.

Список проассоциировался с "Путешествиями Гулливера". Ассоциация еще раньше была подготовлена встреченными в других статьях издания упоминаниями того, что бессмертие для человека считалось у японцев наказанием.
Вот из "энциклопедии":
"Воздух на острове благоухал ароматами многочисленных цветов и растений, и там он нашел ручей, вода которого восстановила силы путешественника. На этом острове также стоял прекрасный город. Жители города проводили все свое время в поисках удовольствия. На острове не оказалось болезней и смертей — жители были бессмертны, но вечную жизнь многие из них воспринимали как тяжелое бремя и старались избавиться от него, изучая магическое искусство смерти и воздействие отравленной пищи. Например, такой как рыба-шар, обсыпанная золой и измельченной плотью русалок".

А вот из "Путешествий Гулливера", третья часть, как раз та, где доктор Лемюэль направляется в Японию ("ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ПУТЕШЕСТВИЕ В ЛАПУТУ, БАЛЬНИБАРБИ, ЛАГГНЕГГ, ГЛАББДОБДРИБ И ЯПОНИЮ"):
"...порода струльдбругов составляет исключительную особенность их страны, ибо подобных людей нельзя встретить ни в Бальнибарби, ни в Японии, где он имел честь быть посланником его величества и где к его рассказу о существовании этого замечательного явления отнеслись с большим недоверием; да и мое удивление, когда он в первый раз упомянул мне о бессмертных, ясно свидетельствует, насколько новым был для меня этот факт и с каким трудом я верил своим ушам. Во время своего пребывания в обоих названных королевствах он вел долгие беседы с местными жителями и сделал наблюдение, что долголетие является общим желанием, заветнейшей мечтой всех людей, и что всякий стоящий одной ногой в могиле старается как можно прочнее утвердить свою другую ногу на земле. Самые дряхлые старики дорожат каждым лишним днем жизни и смотрят на смерть как на величайшее зло, от которого природа всегда побуждает бежать подальше; только здесь, на острове Лаггнегге, нет этой бешеной жажды жизни, ибо у всех перед глазами пример долголетия - струльдбруги".

"В девяносто лет у струльдбругов выпадают зубы и волосы; в этом возрасте они перестают различать вкус пищи, но едят и пьют все, что попадается под руку, без всякого удовольствия и аппетита. Болезни, которым они подвержены, продолжаются без усиления и ослабления. В разговоре они забывают названия самых обыденных вещей и имена лиц, даже своих ближайших друзей и родственников. Вследствие этого они не способны развлекаться чтением, так как их память не удерживает начала фразы, когда они доходят до ее конца; таким образом, они лишены единственного доступного им развлечения.
Так как язык этой страны постоянно изменяется, то струльдбруги, родившиеся в одном столетии, с трудом понимают язык людей, родившихся в другом, а после двухсот лет вообще не способны вести разговор (кроме небольшого количества фраз, состоящих из общих слов) с окружающими их смертными, и, таким образом, они подвержены печальной участи чувствовать себя иностранцами в своем отечестве"
.

Как видно, японцы ушли дальше Свифта: даже отсутствие болезней и доступность всяких удовольствий не способны скрасить человеку вечную жизнь. Все-таки для человека это слишком много - вечность...
И тем не менее, любопытно: мог ли знать Свифт что-либо о японской мифологии, когда писал своего "Гулливера"?
Tags: Жизнь и Литература, читаю про мифологию
Subscribe

  • Книга, которую никто не читал

    А я прочла, наконец. Тридцать три года спустя. Да, впервые "Улисс" Джойса попался мне на глаза в рижской районной библиотеке - выйти из парадного,…

  • Попалось на глаза

    одно стихотворение Пастернака, о котором "не читал, но осуждаю", а теперь я осуждаю, прочитав. Сначала даже протерла глаза. Я-то ведь по поэзии не…

  • Томас Манн "Доктор Фаустус"

    В современном инфопространстве слова "апокалипсис", "оккупация", "фашизм", "ад", "ужас" и т.п. так часто употребляются походя, что и впрямь начинает…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments