engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Categories:

Филологическая чуйка

Прочитала я надысь одну цитату:
"Это только кажется, что мы презираем иностранцев и все иностранное. Болезненное презрение — оборотная сторона болезненной льстивости. И презрение, и льстивость сосуществует в одной душе. Хороший пример этого — Маяковский. В своих стихах он плевал на Париж и Америку, но предпочитал покупать рубашки в Париже и полез бы под стол за американской авторучкой."
И что-то сразу меня царапнуло, только я не поняла, что.
Я сначала зацепилась за "мы". Кто "мы"? с кем объединяется автор цитаты? Может быть, с Маяковским? Но разве вы сами не чувствуете, как они отталкиваются, едва начинаешь приближать их друг к другу, словно однополярные магниты? Как он может объединяться в "мы" с тем, о ком пишет с таким презрением?
Но это только в первой фразе говорится "мы", а дальше - только Маяковский, он один "плевал на Париж" (это в каких же стихах? "Я хотел бы жить и умереть в Париже..."?), один "полез бы под стол", автор полностью исчезает, к концу пассажа от "мы" никакого следа. Таким образом, автор объединяется с тем, от кого дистанцируется. Ну и можно ли доверять такому высказыванию? Я бы не стала.
Tags: моя культурология, читаю про искусство
Subscribe

  • Даже не знаю

    Оказывается, есть на свете писатель Бурмистров, - про него многие уже узнали, а я вот только что. Он уже внес весомый вклад - на амазоне продаются…

  • "Ричард Третий" Шекспира

    ненавязчиво, насколько это возможно, декларирует, что "хороших" там нет. Там те, которые не подлецы, - просто не дотягивают до подлеца по причине…

  • Romancero про Сида Кампеадора

    подчас реально озадачивают: "Послала инфанта донна Уррака двух придворных с письмом к своему брату Альфонсу, бывшему тогда в Толедо при дворе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments