engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Category:

Почему лекарство не может стоить миллионы

Мы проводим вечера под ТВЦ-шные дурацкие детективы. Я вышиваю. Муж гоняет дуриков в сетевой игре. Детективы бухтят фоном. Но периодически фон прерывается, в наш уютный мирок, не спрашивая разрешения, врывается чужая беда: они там на ТВЦ повадились собирать деньги на лечение сильно больных детей. Чем дальше, тем более повышенные обязательства берут они на себя - вот уже нужно им 160 миллионов на волшебный укол от спинально мышечной атрофии. Говорят: один укол поставит ребенка на ноги! И так из вечера в вечер, да не по одному разу. Сегодня я сдалась и пошла все-таки читать, что же это за лекарство стоимостью, как годовой бюджет российского районного центра.
Называется препарат золгенсма. Лечат им недавно - с 2019 года. Эффективность под вопросом. То есть если до семи месяцев применить, работает. Ну как работает - строго говоря, он не лечит, он останавливает развитие болезни. Иными словами, это не волшебная таблетка, как рассказывают в телеролике, нифига после нее мальчик не вскочит и не побежит. А то еще и печень угробит. А если ему больше семи месяцев, то лекарство и вовсе не подействует. Об этом рассказывает в специальном интервью профессор Сервэ.
Золгенсма - самый дорогой в мире лекарственный препарат. Конечно, профессора не могли не спросить об этом. Он отвечает:
– Все зависит от того, кому вы дадите этот препарат. Если вы даете его при рождении ребенка, он не умрет и не станет инвалидом. Я считаю, что в этом случае применение лекарства полностью оправданно. А если вы дадите его ребенку, у которого уже проявились симптомы болезни, который уже прикован к постели, но благодаря препарату сможет двигаться немного лучше, то, думаю, это не стоит двух миллионов евро. Цена на препарат не зависит от стоимости разработки или производства, это тут вообще ни при чем. Вопрос в эффективности – а эффективность лекарства для ребенка старше полугода минимальна или равна нулю.
Вероятно, при установлении цены стоило бы использовать более рациональные механизмы. Можно было бы оценивать препарат по качеству оказанной услуги. Вы вводите ребенку препарат – и, если через год ребенок еще жив, компания получает столько-то, если ребенок ходит, то столько-то, и так далее. Платить два миллиона евро за скляночку, когда спустя две недели ребенок может умереть, – это бред. Идея в том, чтобы платить именно за оказанную услугу, поскольку это лекарство вводится пациенту только один раз.

Профессор исходит только из эффективности препарата. Вот же он говорит: "В досимптомном состоянии эффект от препарата огромный, поэтому вполне нормально, что и цена огромна". Нормально ему.
А мне ненормально.
Какой-то нездоровый цинизм слышится в логике врача: цена препарата не зависит от стоимости разработки или производства, но если помогает, пусть оно стоит миллионы. Лекарство - даже то, которое реально помогает - не должно быть запредельно недоступно, потому что это антигуманно. Неужели неясно?
Tags: livejournal, не моего ума дело
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments