?

Log in

No account? Create an account

Жизнь и Литература

Наталия Гуревич

Previous Entry Share Flag Next Entry
А может быть, ворона
engurevich
А может быть, литература действительно умирает. Не умерла, а в процессе. Ну типа как примета цивилизации наворачивается вместе с этой самой цивилизацией. У меня нынче болят зубы, ощущение, что все, поэтому да - кругом сплошь тлен и бездуховность.

Почему бы в самом деле и не умирать литературе? Как она в принципе может существовать в условиях, когда утрачивается значение слова вообще, причем во всех смыслах?
Мы, например, привыкли к тому, что слово, когда-то буквально убивающее и воскрешающее денотатом, растеклось по коннотату, и так долго стеснялись "громких" слов с позитивным значением ("любовь", "Отечество", "вера", "истина"), что напрочь разучились и употреблять, и воспринимать их.
С другой стороны, отчаянные попытки усилить речевое воздействие приводит расплодившихся фейсбучных "гуру" к необходимости употреблять все более сильные выражения. Тексты кишат самыми ужасающими сравнениями и кошмарными определениями, какие только автор сумел выискать в тезаурусе. Кстати, частота употребления обсценной лексики в посланиях людей, претендующих на духовно-интеллектуальную гегемонию в обществе, также, вероятно, связана с желанием погуще набросать краску, шоб читателя аж заколдобило. Так, получасовое плановое отключение электричества называется концом света, а употребление сугубо диетических продуктов - голодовкой, в итоге "голодовка" утрачивает свое значение, равно как "фашист", "убийца", "оккупация" и многие другие слова, по понятным причинам обладавшие сильной эмоциональной окраской, но из-за частоты употребления и, что важнее, из-за неуместности употребления, потерявшие силу смысла. В этих условиях естественно снижение уровня восприятия: незачем читать обессмысленные слова. И одновременно с инерцией ожидания - "когда же новая литература скажет свое слово" - растет волна скепсиса - "ничего она уже не скажет". Она же в самом деле все меньше и меньше пытается говорить, превращаясь из сакрального предмета в бестолковую игрушку, утратившего священное значение идола отдали на забаву детенышу, чтоб не скучал.


  • 1
Никуда оно не "растеклось". Вы такие забавные, белые люди. У нас простой вопрос "Где Дхарма - в книге или в человеке?" меняет панораму раз и навсегда. Всё дело лишь в людях. И эти, у кого "растеклось", никто и звать их никак. Это так просто, и, кстати, никакого гуманизма не требует)). Не нужно путать людей и речь. Люди сильно преходящи.

конечно, дело в людях, в чем же еще. мы, белые люди, вообще склонны книгу и человека отождествлять.

Edited at 2019-09-04 01:47 pm (UTC)

  • 1