engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Category:

Масслит

Я повадилась после обеда сиестить под аудио-детектив. Я уже проспала один роман Хмелевской и один - Фреда Варгаса (послушайте, а повести-то сейчас пишет кто?). Получается занятно: включила - они там суетятся, бухтят; просыпаешься - о! кого-то убили; на следующий день вникаешь в круг подозреваемых; просыпаешься - о! выявился главный подозреваемый. Ужасно много лишнего они пишут. Просто кошмар. Вот что дает на выходе знакомство с модернистской литературой ХХ века, дурной вкус и гигантское самомнение - тащат в текст буквально все, что приходит в голову. Последние пару дней я валяюсь под какого-то Майкла Конноли и что-то не спится мне, и я проблему лишнего осознала особо четко. Куча неинтересных, а главное, ненужных подробностей: встал, сел, отнес, принес, - так мой младший сын, не овладевший еще навыком краткого пересказа, излагает прочитанное или увиденное; он тоже думает, что чем больше, тем лучше. Хотя вот сейчас подумала, что вряд ли безвкусное многословие современной массовой литературы от перечитанного Джойса. Скорее - от недочитанного. Эти "встал", "сел", "взял", "отхлебнул" - это ж от засилья визуализации. Не книжки они читают, а фильмы смотрят, отсюда попытки (скорее, даже неосознанные) записать цифры буквами сделать фильм текстом. Или текст фильмом. Последнее, конечно, главная цель, ибо продается дороже.

А на выходных я читала другой образец массовой литературы - "Наследника из Калькутты" Роберта Штильмарка. Что называется, почувствуйте разницу! Все "встал" и "сел" при деле. Детали, подробности - ясно, зачем они здесь и для чего. Никаких немотивированных походов главного героя на полстраницы (налил кофе, взял стакан, понюхал, пошел в другой конец комнаты, предложил кофе охраннику, диалог о том, почему охранник хочет или не хочет кофе, благополучное возвращение героя в исходную точку) - и при этом, обзавидуйся, Конноли, у Штильмарка вышел роман на почти 800 страниц.
Отдельное восхищение Штильмарком возникает, когда думаешь, насколько эрудированным был сей автор. Морская терминология, область европейского права xviii века, история, география, этнография, быт и нравы, - все это без яндекса и даже без доступа к какой-либо библиотеке, то есть свободное владение тысячами фактов.

Кстати, о доступе к библиотеке. В том издании у романа есть послесловие - прямо эталон либерального воя. Рассказывается о сложной, трагической судьбе романа (Штильмарк писал его в сталинском лагере). Так на каждой странице "сталинские лагеря! сталинские лагеря!" по пять раз. А о самом Штильмарке - почти ничего. Только и узнала, что голландского он рода. Зато о всех лютых подлостях сталинского режима было сказано все, что может поместиться в краткое послесловие. Помните, заключает автор, об этом, не забывайте! Прямо превращая, таким образом, послесловие к роману в политическую прокламацию. Ну а почему бы и нет, в конце концов. Писареву можно было, а этому - нельзя, что ли?

И хватит, пожалуй, земляника, поди, полилась уже.
Tags: Жизнь и Литература
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments