engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Categories:

Сталиноборцы

В нежелании признавать за Сталином ничего, кроме репрессий, современные гуманисты доходят до полного абсурда. "А этот здесь зачем?" - страдальчески заламываются они при виде портрета Сталина на торжествах, посвященных Дню Победы.
Вот в смысле - зачем? Может быть, затем, что он вообще-то был верховным главнокомандующим во время Великой Отечественной войны? И никак этого не отменишь рассказами о пытках и смертях репрессированных поэтов. Как не отменяют ужасы репрессий индустриализацию огромной страны в кратчайшие сроки, создание всеохватной системы образования, построение нового социального устройства.
В каком-то смысле Сталин ассоциируется с Петром. И тот, и другой произвели в стране гигантские качественные перемены. И тот, и другой были жесткими и жестокими правителями. Николай Второй зато няша был - воспитанный, интеллигентный, в дневничке про чаепития с мамой записывал. Только его народ Кровавым прозвал, а Петра, при которым по самым оптимистическим оценкам прирост населения России уменьшился вдвое (а по другим население за 22 года уменьшилось на 5-6 процентов), Великим.
И роль Сталина в истории будет со временем оценена без учета личностных переживаний ("У меня дедушку расстреляли!"). Через триста лет это будет вызывать такие же эмоции, какие сейчас вызывают, скажем, стрелецкие казни или репрессии Ивана Грозного, - ужас от их осознания не мешает же одновременному пониманию, что и Казань брал, и Астрахань, и Сибирью Россия при нем приросла.
Tags: не моего ума дело, полемизмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments