engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Де Сад опять

Периодически возвращаюсь в этот темный проулок литературной истории. Веха, говорят, как его объедешь. Теперь читаю Филиппа Арьеса, и там он. Конечно, XVIII век, некрофилия, нельзя без него.
Но если прежде он вызывал моментальную неконтролируемую брезгливость и отбрасывался, как кусок мерзкой гнили, то нынче начала принюхиваться присматриваться, прежде чем выкинуть.
Принюхиваюсь - нет, все равно гниль. Гниль как изыск. Встречала где-то, что фазанов, прежде чем готовить для королевского стола, оставляли подразложиться. Тогда у них будто бы появлялся ни с чем не сравнимый привкус деликатеса. Сделать продукт практически несъедобным, прибегнуть к поварскому шаманству и окружить ореолом деликатеса.

Мне с де Садом, в общем-то, вопрос ясен: не проповедник и не вождь, кое-кого добрее, кое-кого смелее, кое-кого глупее, кое-кого не злее, а кое-кого умнее, человек жил и развлекался, как умел.
Мне не понять Мориса Надо: так любить из дерьма конфеты, чтобы обнаружив зловонную кучу с восторгом переть ее в дом?
Видимо, все же обладал маркиз неким тайным знанием про природу человеческую. У Достоевского, что ли, было это - человеческая способность наслаждаться сознанием великой мерзости, своей или вообще? Не припомню.
Tags: литература, не моего ума дело
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments