engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Categories:

Что читать

Говорят, на ЛитРесе зажглась новая звезда - Ольга Михайлова с филологическим романом, пардон, "духовным исследованием"  "Проклятая русская литература". Я, слегка остыв после Водолазкина, все-таки года два уж прошло, боль притупилась, отправилась в Литмир - посмотреть на чудо.

Чуда не произошло.

Прочитала пролог и первую главу - спасибо, достаточно. "Не купите меня на эту туфту". Действо разворачивается в 1990-е на филологическом факультете, где в кружок сидят филологи и читают газеты.

- Опять о шлюхах? - несколько оторопело отозвался Голембиовский. С учетом возраста, далеко перевалившего за шестьдесят, путаны не интересовали Бориса Вениаминовича даже академически. - С чего бы это?
- Возможно, общество чувствует свою онтологическую имманентность этому явлению, - вяло предположил Ригер.
- В том смысле, что все мы - проститутки?
- А почему-таки нет? - общаясь с евреями, Ригер давно усвоил еврейскую манеру отвечать вопросом на вопрос, - ведь русский либерал всегда представлял себя в образе этакой Сонечки Мармеладовой, вынужденной идти на панель системы, утратив на сём поприще невинность. - Ригер смотрел в темноту за окном и, казалось, думал о чем-то своём, - а возможно, она есть символ некой тайной свободы, - высказал он новую гипотезу.


Новая, блин, гипотеза. Ну буквально только что упаковку сняли. Прямо-таки сияет новизной. Так же, как шутка про "путаны не интересовали даже чисто академически" и замечание про "еврейскую манеру отвечать вопросом на вопрос".

Дальше у главного героя - Верейского - умирает бабушка (94 года) и обнаруживается шкатулка с письмами, из которых следует, что дедушка ГГ (муж бабушки) был не абы что, а князь. Дело предстало в новом свете (с). Пошла тема про аристократизм и плебейство, тоже очень свежая и с неожиданного ракурса:

Верейский неожиданно осознал, что он в плебейском государстве воспитан всё же истинной аристократкой.

Придыхания над "аристократизмом", "истинным аристократизмом" у меня уже давно не вызывают ничего, кроме скуки. Разве что Толстой вспоминается... Но это ладно, это пусть, в конце концов аристократизм - это объективно, он существует где-то там, за пределами моих интересов и независимо от них. Однако противопоставление "плебейское - аристократическое" во многих контекстах выбешивает, ибо глупо, мелко и неправда. Я вот такие, например, пассажи имею в виду:

Но власть (имеется в виду "плебейская") уже рухнула, лежала в руинах и смердела. С ней посчитался Бог. - В свете противопоставления пафос звучит неуместно и странно: а будто бы "аристократическая" не лежала и не смердела. Тоже, выходит, "посчитался Бог"? Значит, не так уж хороша она была? Не лучше "плебейской", а?.. Ольга Михайлова, впрочем, на эту тему почему-то не размышляет. Возможно, она полагает, что Бог и "плебс" равные, но независимые силы, способные "считаться" с неугодной властью.

Однако автор с "истинной аристократки" бабушки и с дедушки-князя, предъявляющего счет за разрушенную страну - русской литературе ("Лгали все, ибо были вскормлены безбожной, лживой и растленной литературой, которая сто лет скоморошьи насмехалась и глумилась над священством и Церковью, бесчестила и бесславила власть, полицию, помещика, смеялась над обывателем и мещанином, поносила чиновника и зажиточного крестьянина, воспевая только какой-то безлошадный да голоштанный никем не виданный народ, босяков да юных глупцов-студентов..." - большой знаток литературы был дедушка князь!), - автор с "истинных аристократов"-дворян переключается (в рассуждении другого героя) на духовных "истинных аристократов":

Прежде чем осваивать далекие вселенные и изменять мир - подумай, кто ты? - ибо созданное тобою будет твоим образом и подобием. Если ты - безграмотный неуч, созданный тобою мир будет невежественным. Если подлец - он будет подлым. Если ты плебей - создашь хамское общество, лишенное благородства. Если ты не знаешь Бога - построишь страшный безбожный мир... - он снова вздохнул, - в этом смысле я - за аристократию, ваша светлость. Единственные люди, могущие изменить творение к лучшему - это истинные аристократы: мудрецы и святые. Но вот беда: мудрецы считают глупым менять мир, а святые находят Божий мир прекрасным, ибо внутри них самих - рай. В итоге мир меняют только плебеи с "кипящим возмущенным разумом"... И всякий раз... "выходит такой мрак, такой хаос, нечто до того грубое, слепое, бесчеловечное, что все здание рушится под проклятия всего человечества раньше, чем бывает достроено..." Но беда в том, что оплебееная Россия даже не чувствует сегодня своих потерь, плебеи искренне гордятся своим плебейством, бредит новыми реформами, забывая, что любые реформы, предпринятые плебеями, всегда оказываются плебейскими. Сегодня в России невозможно назвать хотя бы десяток высоконравственных людей, которым можно было бы доверить управление страной... И надо наконец задуматься - почему? И если задуматься об этом никто не хочет - почему бы не задуматься нам?

Упоминание "оплебеенной России" дает нам повод думать, что для автора аристократ-дворянин и духовный аристократ суть явления одного порядка... Само "рассуждение" даже комментировать не хочется. Таков уровень мышления у профессуры в МГУ? Чур меня.

Но самые неприятные чувства вызвали, как ни странно, не убогие суждения героев. Тут у меня невольно возник некий "феминистический момент". Место действия - филологический факультет. Герои - филологи. Автор - женщина. Но глубокомысленные беседы на уровне звезд ведут меж собою только мужчины. Не знаю, может быть, дальше в книжке и появятся какие-то умствующие женские персонажи, ради этого я читать не стала, а больше не для чего, но какова же устойчивая, я бы сказала, традиционная трусость авторов-женщин, которые чуть не на подсознательном уровне не верят в интелектуальные способности представительниц своего пола, в наличие у них интеллектуальных интересов, делая главными героями мужчин даже когда пишут о современном филологическом факультете!

И что, после всего этого мне должно быть занимательно, что Ольга Михайлова думает о роли русской литературы в осуществлении Октябрьской революции? Да ну нах.
Tags: литература
Subscribe

  • Когда я смотрю на огонь, то думаю о Шекспире

    Это открылось вчера, когда мы сидели у костра поздним вечером. Каждый раз, когда охапки засушенных до крайней степени ветвей черемухи разгорались, и…

  • Новые языковые реалии

    Болтала со старшим сыном по телеграмму. Как все-таки изменился язык за прошедшие двадцать лет. Обратила внимание, что употребляемые ныне слова…

  • Даже не знаю

    Оказывается, есть на свете писатель Бурмистров, - про него многие уже узнали, а я вот только что. Он уже внес весомый вклад - на амазоне продаются…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments