engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

В 1905 году сегодня было воскресенье

9-го января. Воскресенье.
Тяжелый день! В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как больно и тяжело! Мамá приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми. Гулял с Мишей. Мамá осталась у нас на ночь. (Из дневника Николая II)

Канонизированного царя теперь, как могут, отмазывают. Он, само собой, не отдавал он приказа стрялять. Вообще ничего не сказал, молча уехал в Царское Село. Так как же можно его винить? Ну действительно, как? У него все столичные заводы встали, 150 тысяч человек готовится выйти на улицу, а он, правитель, царь, глава государства, "батюшка", "кормилец" и "надёжа", вильнув хвостом, сваливает в пригород. Что может быть естественнее?.. А потом ему "больно и тяжело", как впечатлительной институтке.

Но, дескать, убили бы его непременно, появись он тогда перед народом, совершенно непременно. То есть настолько безусловно, что это можно даже считать и сделанным. Поэтому разве ж он мог?!. рисковать оставить страну без правителя? Нет, это был бы безрассудный, негосударственный поступок! Прадед его, однако, не побоявшись бешеной толпы, 22 июня 1831 года, во время холерного бунта предстал перед народом на Сенной площади и пресек беспорядки. Что не мешает современным борзописцам называть его поведение "трусливым". Вот всё так в современном мире: Николай Первый вышел к народу, потому что боялся бунта, а Николай Второй бежал, потому что не испугался. Смело бросился наутек (с).

Моего крамольного мнения никто не спрашивает, но я все равно скажу. По мне, Николая II не канонизировать надо было, а за то, что вверг страну в кровавый океан, анафеме предать, как Гришку Отрепьева. Тот, помнится, тоже кончил жизнь свою не на пуховой перине, однако так и остался "Анафемой", никто его за мученическую смерть в святые не записал.
Tags: полемизмы
Subscribe

  • Прав был Лев Толстой

    писательство - занятие, а не работа. Это особенно отчетливо не понимаешь, а ощущаешь нутром после того, как хорошенько потрудишься в саду. Какое бы…

  • Не собираюсь примиряться

    Начисто отвергаю "идею" какого-то там дня примирения вместо (или вместе) с Днем Победы. Потому что примиряться с тем, против чего боролись и…

  • Книга, которую никто не читал

    А я прочла, наконец. Тридцать три года спустя. Да, впервые "Улисс" Джойса попался мне на глаза в рижской районной библиотеке - выйти из парадного,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Прав был Лев Толстой

    писательство - занятие, а не работа. Это особенно отчетливо не понимаешь, а ощущаешь нутром после того, как хорошенько потрудишься в саду. Какое бы…

  • Не собираюсь примиряться

    Начисто отвергаю "идею" какого-то там дня примирения вместо (или вместе) с Днем Победы. Потому что примиряться с тем, против чего боролись и…

  • Книга, которую никто не читал

    А я прочла, наконец. Тридцать три года спустя. Да, впервые "Улисс" Джойса попался мне на глаза в рижской районной библиотеке - выйти из парадного,…