May 26th, 2021

Читаю летом

Неисповедимым путем, изгибаясь причудливо, текут мои читательские желания. Прочитав (довольно посредственную) книгу В.Орла "Культура, символы и животный мир", я проглотила "Свободу воли" Лосского (я бы и сама ее написала, но у меня маленький словарный запас) и вильнула к Чосеру, которого часто поминал В.Орел. Выбрала на алибе издание 1946 года, перевод И.Кашкина - меня, главным образом, поразил год издания: надо же, думаю, было им дело до Чосера в 1946 году! Но и, конечно, стоимость (250 р.) и географическая очень близость продавца тоже сыграли свои партии.
Так и вот, читаю перевод Кашкина, непривычно наслаждаюсь рифмами, подчас прямо до экстаза, и вдруг в финале рассказа рыцаря читаю, как Сатурн говорит Венере:
"Но я, твой дед, готов тебе помочь,
Твое желанье я исполню, дочь."
Гм, гм, подумала я и дочитала рассказ до конца. Но фраза засела, как заноза. Отложила книгу, пошла разбираться. После истории с графом фон Глейхеном я стала гораздо менее самонадеянной и для начала уточнила, кто же кому кем приходится. Нет, все верно: Сатурн - отец Юпитера, Венера  - дочь Юпитера, внучка Сатурна.
Но может, так в оригинале и перевочик не виноват?
Пришлось копаться в английском тексте. Нашла:
"I am your grandsire and obey your will;
Weep then no more; your pleasure I'll fulfill."
Никакой "дочери", только "дед". Эх, Иван Александрович, Иван Александрович!..
Совершенно неожиданно захотелось после Чосера средневековых романов, у меня есть, красивое издание подарили несколько лет назад, вот оно дождалось своей очереди. А там еще маячик сборник шекспировских исторических пьес про Ричардов, Генрихов и прочих Кориоланов с Цезарями. На этот сборник меня заманил озон опять-таки ценой - 130 р. Но покупая его, я отчетливо почувствовала, что предпочла бы каждую пьесу отдельным изданием - и почувствовав это удивилась: никогда раньше не замечала за собой такого эстетского чистоплюйства, должно быть виноваты "Гамлет" и "Макбет", которых я год назад урвала в лабиринте и смаковала в шезлонге под абрикосом, переворачивая плотные страницы дорогой бумаги. Понравилось, ишь.