January 20th, 2015

Сулла. Гугл. Я. (Ну и Шмараков, куда ж без него)

Нет, "Книгу скворцов" следовало бы назвать "Книгой корней", что ли... Потому что читать ее - это, знаете, не беспечно следить за полетом невинных пташек в высоких голубых небесах; это почти как корни выкапывать (у пырея): ты копаешь, а они вглубь, ты вглубь, а они глубжее. И ширше, ширше!.. Хотя, конечно, восприятие сугубо индивидуальное, ибо кто чувствует себя в древней истории, аки скворец в вишневом саду, тот, понятно, будет следить с беспечным удовольствием. Ну а мне приходится копать. Такая судьба.

Читаю: "Сулла же умер позорной смертью, заеденный вшами". Нельзя же, в самом деле, пройти равнодушно мимо такого утверждения, тем более, что это тот редкий случай, когда я знаю (хоть и приблизительно), о ком речь. Какие-нибудь сорок минут скачков по гуглу и - вуаля, Плутарх (цитируется по А.С.Мартынову):
«Впрочем, и поселив Валерию в своём доме, он не отказался от общества актрис, актёров и кифаристок. С самого утра он пьянствовал с ними, валяясь на ложах. Ведь кто в те дни имел над ним власть? Прежде всего, комический актёр Росций, первый мим Сорик и изображавший на сцене женщин Метробий, которого Сулла, не скрываясь, любил до конца своих дней, хотя тот и постарел.

Всё это питало болезнь Суллы, которая долгое время не давала о себе знать, — он вначале и не подозревал, что внутренности его поражены язвами. От этого вся его плоть сгнила, превратившись во вшей, и хотя их обирали день и ночь (чем были заняты многие прислужники), всё-таки удалить удавалось лишь ничтожную часть вновь появлявшихся. Вся одежда Суллы, ванна, в которой он купался, вода, которой он умывал руки, вся его еда оказывались запакощены этой пагубой, этим неиссякаемым потоком — вот до чего дошло. По многу раз на дню погружался он в воду, обмывая и очищая своё тело. Но ничто не помогало. Справиться с перерождением из-за быстроты его было невозможно, и тьма насекомых делала тщетными все средства и старания» (Plut. Sull., 35).