November 12th, 2014

В коллекцию

...Учитель нам сказал, что полезно устраивать такие 36-часовые голодания раз в неделю. Из наших йогов многие решили попробовать, все выбрали для себя разные дни. Вспомнив, что астролог посоветовал мне поститься по вторникам (дабы наладить отношения с Марсом), я тоже решилась на это весьма экстремальное для себя мероприятие... - Задумалась: а какие у меня отношения с Марсом?? совсем, наверное, никудышние отношения(((

Начиная с обеда и до позднего вечера зверски хотелось есть... К вечеру начала немного болеть голова в затылке. Говорят, чтобы не болела голова, нужно сделать клизму, но я что-то поленилась. - Ничуть не сомневаюсь, кстати, что клизма - действенное средство. Как и все другое, что способно отвлечь.

Несколько раз я себе задавала вопрос: "На фига я себя так мучаю?", и каждый раз отвечала себе: "Для эксперимента". - Зачем я живу? для какой цели я родился? (с)  Для эксперимента!.. А что? нормальный ответ.

Но если смотреть глубже ума, то внутреннее состояние при этом светлое и хорошее :) На меня прямо-таки напал приступ вдохновения и прилив творческих сил, я вполне себе увлеченно поработала над романом, даже не отвлекаясь на запросы желудка... - Я всегда подозревала, что романы надо писать,  "глядя глубже ума". Это мне не дано, но зато я легко справляюсь с запросами желудка, удовлетворяя их.

Дабы не сорваться, вчера в обед я позвонила всем знакомым йогам и сообщила им, что голодаю :) Ну, чтобы неудобно было бросить. А вечером поехала за моральной и физической поддержкой на массаж. Мой массажист в этом плане человек опытный, он как-то сорок дней голодал... - Ну, это без комментариев.
Источник.

Кое-что, чего вы наверняка не знали об утонченной воспитанности

В Нью-Йорке он слыл за неисправимого молодого человека. Скотт и Зельда отдавались порывам, которые и в голову бы не пришли более прозаическим натурам. Выйдя после концерта из «Карнеги-холл», они, взявшись за руки, как два голубка, стремглав бросались вдоль Пятьдесят седьмой стрит, петляя между сновавшими по ней автомобилями. Вступив в вестибюль отеля «Балтмор», Фицджеральд мог сделать стойку на руках только потому, что в ту неделю он ни разу не попал в газетную хронику, а самое худшее после пересудов о тебе, как говорил Оскар Уайльд, это забвение. В театре Скотт и Зельда могли сидеть с отрешенным видом, будто аршин проглотили, когда все кругом покатывались со смеху, и вдруг начать безудержно хохотать в притихшем зале. Во время представления в театре «Скэндлс» Фицджеральд, находившийся в шестом ряду, неожиданно приступал к уморительному разоблачению: сперва он снимал с себя пиджак, затем жилетку, а потом и рубашку. В этот момент появлялись билетеры, которые под руки выпроваживали его из зала. Отправляясь на вечеринку на такси, Скотт мог взгромоздиться на крышу, а Зельда примоститься на капоте.
Им все сходило с рук из-за их утонченной воспитанности и внешней изысканности.

Эндрю Тернбулл "Скотт Фицджеральд"

Так в чем же дело, дружище?

самый богатый
Не, я всё понимаю.
Но чисто технически. Если, допустим, для тебя является большой болью, очень большой, быть самым бедным человеком в стране, то превратиться в хотя бы даже не самого богатого - ни фига не выйдет. А вот сдать богатства и уйти в Тибет высокогорный чай выращивать - это все-таки гораздо, гораздо проще.