engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Полина и Доктор Глеб

Полина на Доктора Глеба заглядывалась давно. Одно время она опасалась, что не справится с собой и упадет в неразделенную любовь. Однако давние тренировки по непозволению себе влюбляться в харизматичных актеров не прошли даром: Полина смогла вновь убедить себя, что допускать чувства к популярному мужчине — глупо, потому что безнадежно, а безнадежно, потому что ненадежно. Ну в самом деле, никаких же гарантий.

— Интересно, каких гарантий ты ожидаешь? — спросила Чуча, когда они разговаривали как раз о возможности не позволить себе влюбиться без уверенности во взаимности.
— Ну как же… Это можно назвать гарантией приближения. Чем свободнее подступы к мужчине, тем выше гарантия.
— Иными словами, — рассмеялась Чуча, — если мужик вообще никому не нужен, то гарантия становится стопроцентной!
— Вроде того, — пришлось согласиться Полине.
— А тебе он в таком случае зачем?
— А ты считаешь, что в этом вопросе хор не может петь фальшиво, и если человек пользуется большим спросом у противоположного пола, так он, значит, обладает какими-то особо ценными характеристиками? А если полк вокруг не толпится, стало быть, никакой пользительностью он не обладает?
— Боже мой, да конечно! Решать головой половые вопросы так же бессмысленно, как играть в шахматы, основываясь исключительно на интуиции. Тебе нравится Глеб — это факт. Но ты от факта открещиваешься, потому что Глеб не представляется тебе доступным. Зато ты подбираешь какого-нибудь Чердачника, нянчишься с этой пьяной образиной и убеждаешь себя, что он вполне тебя устраивает. Где же тут логика: отказываться от здорового, сильного, умного мужика в пользу спивающегося неврастеника? А и нет тут логики, потому что устраивает тебя как раз Глеб — к нему склоняет тебя инстинкт, а инстинк не дурак, он плохого не посоветует… А Чердачник тебя не устраивает, да и не может устраивать не одну здоровую на голову бабу — просто потому что он бесперспективен как самец, ни добыть, ни защитить. И сколько раз ты не повторишь, что Чердак — гениальный поэт, он все равно не станет для тебя желанным отцом твоих детей, тогда как Глеб — уже стал.
— Это какие-то рассуждения течной самки, чесслово. Хорошо. Пусть с точки зрения продолжателя рода Глеб более привлекателен. Пусть. Но что мне в том, если подступы к нему перекрыты толпами прочих алчучих продолжить с ним свой род?
— Боишься не выдержать конкуренции?
— Терпеть не могу конкурировать. Ждать и догонять — самые паршивые занятия, а конкурирование сплошь из них состоит.
— Это все комплексы, — Чуча делано-сладко потянулась. — Конкуренция ничем не хуже любого другого занятия. И вообще это двигатель прогресса.
— Двигатель — да. Но посмотри на этот прогресс и одумайся.
— Короче. Мой тебе совет: брось думать и иди очаровывать Глеба. Может, он только того и дожидается? В конце концов, они с Аленкой уже месяцев пять как не вместе… И хотя ты верно говоришь — желающих на вакантное место завались, однако же наш блистательный доктор все еще одинок. Одинок, Полинька!
Однако Полина настояниям Чучи не вняла и продолжала довольствоваться куда как скромной участью дамы, откликающейся время от времени на призывные взгляды, и вместо того, чтобы раскинуть руки на пути Глеба, лишь искоса следила, не выбрал ли он еще кого-нибудь из хороводящихся вокруг девиц.
Она настолько не верила в успех предприятия, что даже заговаривала с Глебом очень изредка, лишь в тех случаях, когда могла сказать ему что-то язвительное, нарочно делая сближение еще более невозможным.
— Чего ты ершишься? — удивлялась наставница Чуча.
— Хочу отрезать себе последние пути к наступлению, — улыбалась Полина.
Но вопреки женским расчетам, однажды хмурой мартовской ночью Доктор Глеб постучал в хлипкую дверь съемного домика. Полина открыла ему и не прогнала. Не прогнала бы, даже будь он в десять раз пьянее, — а пьян он был и так порядочно.
— Ты чего тут? — спросила она, подразумевая, что к ней Глеб может прийти только по делу.
Он встал к ней почти вплотную, расстегнул ремень, и пуговицу, и молнию, и брюки упали к его — и ее — ногам вопяще-пошлым ответом.
Полина укротила мгновенно встрепенувшееся в ней возмущение. Чем эта откровенность, показавшаяся ей вульгарной, хуже любого из тех призывных взглядов, на которые она уже откликалась? И разве податель откровенного ответа не был ей желаннее, чем любой из бросавших взгляды? Полина вынула шпильку из волос и приглашающим жестом указала в комнату — на ту ее часть, где под бабушкиными перинами грелся давно обеспружиневший диван.
Синее небо наступившего апреля пришлось как раз кстати. В его свете великой природной гармонией выглядело безмысленное довольство, которое Полина испытывала на следующий день после свидания, ощущая счастье низом живота — там при воспоминании о прикосновениях Глеба родились сериями короткие спазмы, и волны мурашек доходили до самой макушки. Апрельская синь ярче высвечивала и горечь, что покрывала Полину, как короста, когда Глеб не звонил день, два, четыре.
Под апрельским небом одинаково романтичны и встречи, и расставания. Особенно если про них никому неизвестно. Полина по-прежнему не верила в будущее — уж слишком Глеб прагматичен, слишком сдержан в словах-обещаниях, не кажет даже половинки, даже четверти той необузданной страсти, которая одна залог вечного блаженства. Кто когда измерял силу страсти, в амперах ли она измеряется или в джоулях, а может быть, в лИстах и бетховенах — этими вопросами Полина не задавалась, однако не сомневалась, что твердо знает ту меру мужской страсти, которая будет отмашкой к полному раскрытию и последующему великому слиянию. Доктор Глеб никак не демонстрировал ничего похожего. Ночуя у нее, он ни разу не забыл завести будильник, и ни разу не пропустил первую лекционную пару, вдохновленный ее утренней соблазнительностью.
Она в свою очередь воздавала оком за око — принимала ленивую позу сытой львицы, глядела с прищуром, лишних движений не делала. Ни упреков — но и поощрений тоже ни. Так они и кружили настороженно до половины апреля, по негласной договоренности никого не посвящая в свою игру. Поэтому Алена, наблюдая, как Глеб укутывает Полину свитером, не знала, что наблюдает начало второго тайма.
Второй тайм затянулся — то ли лето способствовало, то ли судья как-то уж чересчур зазевался и забыл про свисток. Отношения Полины и Глеба вышли за границы татами ее съемного домика, про них все узнали — в этом смысле отношения изменились. Во всех же прочих — нет.
Однажды, когда Луна надежно закрепилась в созвездии Девы, и Левушка обзавелся женой, Полина, давно уже ощущавшая то ли скуку, то ли тоску, приятным безветренным вечером поставила на стол большое блюдо с белыми яблоками и села долго-долго на них смотреть.
Смотреть пришлось действительно долго, — Глеб никак не хотел принимать молчаливо ему навязываемый диалог. Полина сдалась — первый раз.
— Глеб, — сказала она.
— Ммм? — спросил он.
— Ну, Глеб, — настаивала она.
— Ну, что? — уступил он.
— Осень скоро. Хорошо.
— М-угу.
— Я хочу, чтобы нам было хорошо — долго, всегда.
— Нам хорошо.
— Да?
— Нет?
Молчание.
— Глеб.
— Ммм?
— Мне иногда кажется, что нам не так хорошо, как могло бы быть…
— Разве?
— Да. Мне кажется, что ты просто так со мной… Я не знаю, почему ты со мной. Почему?
Молчание.
— Ты меня не любишь, Глеб. Я тебя люблю, а ты меня — нет. В этом все дело.
Молчание.
— Глеб, мы совсем взрослые, такие, что пора уже и стать взрослыми. Как ты думаешь, у нас есть будущее?
— Конечно.
— А какое оно?
— Я не знаю.
Молчание.
— А я знаю. Нет у нас никакого будущего. У тебя есть, у меня есть, а у нас нету. Ты уходи, Глеб. Сейчас уходи. Не надо ничего. Не могу больше.
Глеб подумал и ушел. Порознь они депрессовали на тему «никто меня не любит» — Глеб потаясь, Полина — напоказ. Глеб сублимировал в своей ординатуре, Полина — над дипломной работой.
http://www.snezhny.com/texts.php?id=18124
Tags: "Осенний донжуан"
Subscribe

  • Деньги нужны тем, у кого нет фантазии (с)

    Люблю эту фразочку, часто повторяю ее, но не встречала раньше столь наглядного подтверждения ее истинности: 22 квартиры! Единственное, на что смог…

  • "Увы, не только за окном промчалися года..."

    Оказалась вчера под вечер в городе. На подступах к подземному переходу слышу доносящийся из него характерный гитарный звон. Ого, думаю, прямо как…

  • Во чо нашла!

    Значицца, такое дело: никак меня не удовлетворяет современная литература. Не отвечает, сталбыть, моим запросам. Я к ней за ответами, а она только…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments