engurevich (engurevich) wrote,
engurevich
engurevich

Category:

Сигнальщики-горнисты, писатели-фантасты

События на Украине всколыхнули общественность, и на гребне волны, как всегда, писатели. Оно и понятно - совесть, честь да и просто мастера художественного слова - кому и жечь-то глаголом, как не им. Высказывается повзрослевший до Эдуарда Эдичка Лимонов, Улицкая-наше-все, Акунин-рерайтер-Ключевского... Дмитрий Быков высказывается - но этот вообще отзывается на все более-менее значимые события, происходящие в мире, с такой завидной регулярностью и незавидной глупостью, что меня начинают одолевать подозрения: не заготавливает ли он высказывания впрок? Наготовит ведро, потом - бац! - событие, а у него мнение уже есть, получите! Поскольку заранее готовится, частенько чепуха получается, "но старушки кушают, и с большим удовольствием!".
Однако ни упомянутые выше, ни Латынина, ни Прилепин, которые тоже жгут сердца и глаза колють, не стали лидерами проката предводителями, выразителями, надёжами и прибежищами противоборствующих интернет-толп; а стали таковыми писатели-фантасты, бывшие и нынешние.

Вот Лев Вершинин. В числе прочего автор романа "Доспехи бога". Нет, полагаю, это не он писал сценарий для одноименного фильма с Джеки Чаном. Оглавление книги однозначно говорит о том, что Лев Рэмович - человек начитанный: Хэмингуэйя читал (глава первая называется "Кому звонит колокол"), знаком с Гоголем (вторая глава - "К нам едет ревизор"), Киплинга знает (глава третья - "Бремя белого человека"), Шекспира ("Нет повести печальнее на свете" - глава третья второй части), Маркеса (блестящая перефразировка в названии первой главы третьей части - "Полковника никто не ищет"). Из того же оглавления видно, что автор не чужд детскому фольклору ("Раз-два-три-четыре-пять, я иду искать!") и любит песни советских композиторов ("Эх, дороги!.."), а также народную классику ("Знает только ночь глубокая"). Более того, автор имеет определенные познания в латинских афоризмах ("Dura lex...") и русских пословицах ("Ты - мне, я - тебе"). При таком содержательном оглавлении роман, я думаю, читать уже и необязательно.
Лев Вершинин с подлинно конкистадорской страстью публикует в своем блоге патетические, унижичительные, поэтические, прославлятельские и проклинательские тексты, резюмировать которые можно так: "Вперед, Россия! Сдохните, враги!".

В стане врага ему противостоит Ян Валетов. Он человек, видимо, нешироких познаний, а может, и вообще без всякой эрудиции (много таких в фантастику идут; считается, что писать фантастику можно ничего ни о чем не зная, сочиняй себе, куда кривая вывезет) - оглавление его книжки "Ничья земля" предоставляет гигантский простор для домыслов: Глава 1, Глава 2, Глава 3... Заглянула внутрь:

"Стая, голов в двадцать, доедала собственных раненых. Тот, кто отстреливался, а Сергеев его пока не видел, стрелять умел. Собаки, рыча и огрызаясь друг на друга, рвали на части огромного все еще живого дога – настоящего богатыря серо-стального цвета. Дог пытался приподняться, но, раненый и истерзанный клыками бывших сотоварищей, падал. Неуклюже падал, на бок, как загнанная лошадь, давя стокилограммовой тушей мелких шавок, висевших на нем гроздьями, и тут же опять пытался подняться, с упорством заводной механической игрушки. Но в его плечо вгрызся похожий на медведя кавказец, напиравший грудью и мотавший в исступлении большой круглой головой, а брюхо рвали несколько особей среднего размера. Дог выл, протяжно и жалобно, со смертной тоской, – в горле его, пока еще нетронутом клыками, клокотала кровь.
Судя по кровавым ошметкам, разбросанным там и тут, дог был не первой жертвой. Прямо на Сергеева, волоча за собой перебитые ноги, по глинистой рыжеватой земле полз грязный до неузнаваемости спаниель, бывший домашний любимец. Глаза его были выпучены от страха – он не то чтобы догадывался, он точно знал, что ожидает его в ближайшие несколько минут. Шансов у него не было."


Фантастическая по своей неубедительности картинка. Не говоря уже о том, что дог максимум 90 килограмм может весить, фиг бы он поднялся хоть раз, если бы его грызли так, как это описано. Рассыпанные щедрой дланью речевые штампы ("как загнанная лошадь", "висевших на нем гроздьями", "похожий на медведя кавказец", "домашний любимец", "глаза его были выпучены от страха") выдают с головой ограниченность и бездарность автора.
Ян Валетов (судя по блогу) живет под лозунгом "Да здравствую я!", но прикидывается, что за Коломойского и единую Украину.

Рядом с ним с пером наперевес встал и Александр Никонов. И я любопытствую. Ну как же! Человек вон в Южной Америке был, ел чего-то такое необыкновенное, а теперь призывает и Стрелкова Игоря бросить нафиг эту беготню с автоматом да и махнуть тоже куда-нибудь подальше, почувствовать, так сказать, аромат бытия, вдохнуть полной грудью... Первое, что попадается мне в сети и приписываемое Александру Никонову - "Хуёвая книга". Сраженная авторской самокритикой, пошла читать. Прочла - честно - три абзаца. И оспаривая мнение Аркадия Арканова, смею утверждать: книга таки ху*вая. Вот как она начинается:

"Что естественно, то не постыдно", - говорил древний философ Сократ, залезая посрать на пригорок и задрав тунику. Его обдувал мягкий ласковый ветер, может быть даже это был бриз, и вонь разносилась окрест, достигая ближайшей деревни. Там не любили Сократа. И когда величайший гений и вождь пролетариата смиренно отправлялся к пригорку, темные фанатичные жители показывали на него заскорузлыми пальцами и говорили друг другу: "Вон Сократ пошел срать". Такова неблагодарность людская."

Эпиграфом к первой главе стоит искаженная пословица "Не хвались идучи на рать, хвались идучи съ рати". Никонов подправил, получилось:
"Не хвались идучи на рать,
а хвались идучи срать."


Остроумно же, что. Дмитрий Быков прямо обхохотался. Я не придумываю, это его собственное признание: "Я давно так не хохотал, как при чтении строго научного матерного словаря Никонова".

Никонов сейчас намерен пополнить собрание сочинений томиком "Письма". На днях вышло его первое письмо к Игорю Стрелкову, обещал еще.

Что? Никакой Никонов не фантаст? Спорное, очень спорное утверждение.

Ну и самая крупная жаба в этом полном бессмертия прудике, безусловно, Сергей Лукьяненко - человек тоже не обделен точкой зрения, позиционирует себя как государственник и патриот, даже забыл, кажется, на время бороться с пиратами и класть перо ("класть перо" - это, по его мнению, самый действенный метод борьбы с пиратами, а я и не против).
Сергея Лукьяненко представлять не надо. Даже я читала целых две его книги: "Геном" и "Ночной дозор". Пишет он плохо. Сочиняет хорошо.
Сергей Лукьяненко представляет точку зрения, среднюю между точками зрения Вершинина и Валетова. То есть у него и "Вперед, Россия!", и "Да здравствую я!" присутствуют в равной степени, поэтому готовящимся в адепты я все-таки посоветовала подождать: скоро какая-нибудь из них перевесит, тогда и ломанетесь подписывать, а иначе чревато ментальными огорчениями.

Так я что хочу сказать сим словоизвержением. Очень показательно, господа, что мнения интернет-толпы ведут сегодня писатели-фантасты, причем писатели из серии "средний, средненький, хреновый".
Tags: Жизнь и Литература
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • "Американская история ужасов", 10 сезон

    Н-да, бывали у них провальные сезоны, но так глубоко еще не проваливались. Начинается тем, что писатель-сценарист с семьей едет на зиму творить в…

  • Понравилось

    в (какой-то) рецензии на (какую-то) книжку: "В книге два мира, оба вымышленные".

  • Листая ленту

    ...полюбовалась сперва фотографией Это работа rpstudio, которого я всячески рекомендую - мне посчастливилось найти его в комментариях…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments