?

Log in

No account? Create an account

Жизнь и Литература

Наталия Гуревич

"Да не согласен я!" (с)
engurevich
- С Энгельсом или Каутским?
- Да с обоими не согласен!


Дочитала я первый том Шпенглера. Нет, второй читать не стану.
Мне многое понравилось, масса любопытных наблюдений, интересных мыслей и образов, но.

Мне представляется фундаментальной ошибкой рассматривать культуры (в частности, античности и "запада") как нечто отдельное, изолированное и не связанное. Он, например, сравнивает античную математику с "западной", указывая на понятийные, сущностные, философские различия и разводя эти две математики чуть не на разные стороны Вселенной, и то ли прикидывается, то ли искренне не понимает, что никакой "западной" математики вообще не было бы без такой "смешной" и "наивной" античной. Мне навязчиво слышалось пренебрежение почти во всем, что он писал об античности, сравнивая ее с "западом", и это, признаться, раздражало, хотелось взять за грудки спросить задушевно, где он был со своим "западом", когда б не греко-римская античность. Словом, культурная преемственность для меня очевидна. А идея изолированно существующих культур не очевидна. Как-то так.
Может, Шпенглера в школе античностью достали, что он поклялся сделать все, чтобы отмежевать ее раз и навсегда от позднейшей европейской культуры.

Насущный вопрос
engurevich
Возможна ли в современной Европе религиозная война?
Я склонна думать, что нет.
Причем не потому, что человеки стали гуманнее, разумнее, просвещеннее.

Современный человек, вообще, доверчивее, чем предки. Он во все, что угодно, верит: в приметы, в гороскопы, в инопланетян, в торжество разума и справедливости, в отравление скрипалей, в пророчества Ванги, в то, что все кругом одно ворье и в то, что его личный опыт в полной мере отражает общее положение дел во Вселенной. Во все верит.
Но все-таки не настолько, чтобы поступиться чем-нибудь во имя веры.

Когда заканчиваются чайные ложки
engurevich
...я понимаю: время для генеральной уборки пришло.

Еще пришло время освежить мой английский. Для этого я выбрала - придирчиво, как Эллочка - роман конца XVIII (о да, свежесть!) века, "Тайны Удольфского замка" Анны Радклиф.
Прочла пока около 80 страниц - наслаждаюсь!
Там так.
Полторы страницы ландшафтных красот - герои куда-нить сходили сюжетно. Еще пару страниц пейзажа - кто-то приехал в гости. Еще полстраницы - померла мама главной героини. Переживания на фоне прекрасной природы - поехали путешествовать.
Планировать и совершать путешествие в конце XVIII века - то еще предприятие, привет нынешним тревэл-блогерам. Главный герой с дочерью тащатся в экипажике в Русильон (по дороге наслаждаясь пейзажами, ага) и никак у них не получается, чтобы нормально засветло добраться до населенного пункта. Все время темнота внезапно застает их в дороге, а они уже совсем без сил и почти при смерти, а надо ногами тащиться куда-нить на гору, они тащатся, а по дороге - наслаждаются видами, что же еще!

В общем, не прошло и ста страниц, замаячил в потемках (опять вечер застал хрен пойми где) какой-то замок. Ура, подумала я, да начнутся тайны уже! и бодро заскакала по тексту... Фиг! ночуют у какого-то гостеприимного крестьянина (venerable), слушают его вздор, любуются видом из окна, утирают слезы умиления, нежности и меланхолии (у них, вообще, очень богатый ассортимент слез).

Среди всей этой сентиментальной ерунды, впрочем, находится место и практической информации. В частности, я узнала, что во Франции в конце XVIII века овцы стоили жутко дорого. Или же путешествия обходились в сущие гроши. Судите сами.
Они опять забрели к черту на рога, а там пастушья хижина и пастушка рыдает: у них овца пропала, и теперь пастуха-мужа прогонят, и они все умрут. Главный герой хочет помочь, очень хочет, но впадает в благочестивые размышления: тварь ли я дрожащая или право имею если спасти пастушью семью от голодной смерти, выдав им стоимость овцы, то ведь тогда не останется денег на путешествие... На его счастье, с ним там был еще один дурачок, молодой, порывистый, не побитый жизнью, и вместо главного героя он отдал пастуху свое последнее, позволив таким образом ГГ продолжать поездку.

Очень интересно, чо там дальше.

Грустно, девицы
engurevich
Я понимаю: грустно - это когда умирают дети, когда умирает солдат - это как-то... нормально. Ненормально - это война. Ну как ненормально. Для царства Божия - ненормально, для человеческого - норма, если, конечно, говорить о реальности. Так вот, когда солдат умирает на войне в человеческом мире - это нормально и не должно вызывать грусти. А ля герр ком а ля герр, типа. И когда я грущу, я грущу, строго говоря, не о солдате - о царстве Божии, которого нет как нет на земле.

Толи то-ли
engurevich
Пишет человек в что-читать:

Помогите пожалуйста вспомнить книгу (серию книг)
Фентези, про простого паренька с какими-то способностями в магии.
Как-то он становится супругом (или почти супругом) Толи принцессы то-ли дочери


Принцесса Толя, дочь то-ли.

Впору писать сочинение на тему
engurevich
..."Как лето провело меня". Что-то уж совсем быстро прошло в этом году.

Жизнь - борьба
engurevich
Все время (ну, почти) приходится бороться с желанием быть "как Толстой (Достоевский, Хэмингуей, Гоголь, Булгаков, Бернард Шоу, Эдгар По, Умберто Эко и т.д. и т.д.)" и с сожалением, что ты не "как Толстой (и т.д. и т.д.)". Иногда я побеждаю, но чаще все-таки меня. В этой борьбе и заключается моя самоидентичность.

Когда автора критикуют
engurevich
... а тем более, ругают, он никогда не соглашается. Во всяком случае, я не припомню, чтобы встречала такие случаи. Реакция разная (от уклончивого "не стану мешать вам так думать" до "поди умойся, придурок"), но всегда отрицательная. Причем я вполне допускаю, что автор искренне видит свой текст идеальным, а свое право "я художник, как сказал, так и должно быть" - незыблемым. Увлеченный тем, что хотел сказать, он редко способен увидеть то, что на самом деле сказал.

Мне вдруг подумалось - а вот обратная ситуация. Похвалили автора. За то, что он и в душе не ведал и точно не вкладывал в текст.
Скажет ли он такому читателю "не умеешь читать - не лезь!"?

Так
engurevich
...сказал А. Васнецов: Человек родится для радости, а не для удовольствия.

Не для удовольствия, а для радости!
Какое верное, принципиальное уточнение. Внезапно слова эти становятся чуть не антонимами. Имея такую формулу, я готова отринуть "не для радости, а для совести", ибо что для радости - то и для совести; это удовольствие зачастую идет против нее. Удовольствие телесно. Радость - божественна.

В сорок пять баба - ягодка опять
engurevich
- Вообще-то, я уверена, что это про климакс.
- Ты так говоришь, будто в этом есть что-то плохое.


Катька приехала утром и подарила торт. Так мило!
др 002

И вот только отвернись!
др 001